ЯнинаИнтервью → Янина Студилина: «Городе соблазнов» довел меня до слез

Янина Студилина: «Городе соблазнов» довел меня до слез

— Янина, начать хотелось бы с абсолютно искреннего комплимента: увидев вас один раз мельком в сериале «Город соблазнов», я потом несколько вечеров не могла оторваться от экрана. В кого вы такая красивая?

— Вопрос о внешности интересный. Когда я родилась, мой папа вообще-то очень хотел мальчика. Как рассказывала мама, он даже плакал. Любимая мамина история, которую она часто вспоминает на мой день рождения, — это то, что когда меня привезли из роддома, они с папой подошли к кроватке и сказали: «Да, красавицами нам не быть». (Смеется.) Но вот как-то так все постепенно сложилось, что сейчас я на внешность не жалуюсь.

— На маму похожи?

— Очень. Если поставить мою фотографию и фотографию мамы в молодости, то мы практически одно лицо.

— А чем занимаются ваши родители?

— У мамы медицинское образование, она врач. Но у меня подрастает младший брат Глеб, которому 9 лет, и сейчас мама всецело занимается им. Глеба водят в различные секции, он занимается теннисом, айкидо, баскетболом — поэтому мама абсолютно растворилась в нем. Папа — юрист по образованию, в настоящее время занимается бизнесом. С творчеством никак не связан. Сейчас к моим съемкам он относится очень хорошо, а мама — действительно моя лучшая подруга, которой подчас я рассказываю даже больше, чем кому-либо.

— Кто из родителей выбрал для вас такое необычное имя?

— На этот счет у нас в семье разные истории. Папа уверяет, что это он первым выбрал имя Янина, мама говорит, что она. А я считаю, что меня так назвала бабушка Галина Андреевна. Мамина мама, к сожалению, уже покойная, с которой я долгое время жила здесь, пока мои родители не переехали в Москву из Омска. Бабушка работала в космической отрасли, участвовала в проекте «Белка и Стрелка» и даже потом приходила к нам в школу, рассказывала, как собачки летали в космос. Бабушка хотела дать мне все самое лучшее и выбрала это имя. Решив, что у необычной девочки должно быть необычное имя. Папа услышал это и ее поддержал. Сейчас сокращенно меня называют Яна, а папа иногда зовет как в детстве — Ясик.

— Вы часто вспоминаете историю, как Дмитрий Нагиев однажды на съемках сериала посадил вам на голову живую крысу. А мне запомнилась сцена, в которой вы признаетесь его герою, что у вас еще никогда не было мужчины, и он умиляется этому. Сложно было играть этот момент?

— Работать с Димой вообще было достаточно приятно. Поначалу, когда я читала сценарий, то его роль представлялась мне невероятно отрицательной и даже жесткой. И Дима ее смягчал как мог. Даже выстраивал второй план в отношениях между Настей и Доберманом. Для того чтобы зритель нам поверил, мы очень много встречались и долго разговаривали с продюсером проекта Григорием Любомировым, который принимал активное участие в работе с актерами. На тот момент мой распорядок дня выглядел так: в 7 утра я вставала и мчалась на площадку, где мы работали до поздней ночи. Так что моя личная жизнь абсолютно отсутствовала. Это продолжалось месяца четыре, в течение которых у нас были активные съемки. Потом был перерыв на 2 месяца, после чего мы досняли некоторые сцены.

— Пока в вашем репертуаре роли девушек, которых обычно называют стервозными блондинками.

— Да, но поскольку моя карьера только начинается, думаю, все лучшее еще впереди. В «Ранетках» у меня тоже была похожая история, где моя героиня Полина Зеленова была с очень жестким характером. Но уже в шестом сезоне она больше увлечена любовью, и ее характер становится мягче. А ради роли в картине Сергея Снежкина «Белая гвардия» по Михаилу Булгакову я специально перекрасилась в свой натуральный русый цвет. В этой картине я играю Анюту — служанку, воспитанницу, живущую в доме Турбиных и до смерти влюбленную в Мышлаевского (Пореченков). И это абсолютно другая история, отличающаяся от всех, которые у меня были.

— Как судьба привела вас в актрисы?

— Желание возникло, как рассказывает мама, с самого детства. Я участвовала во всех школьных постановках, мне делали различные прически, покупали какие-то костюмы, тетя что-то шила. В 7-м классе я перешла в театральную школу, проучилась там три года и мечтала поступать на актерский. Но папа начал меня отговаривать, убеждая, что актриса — это не профессия. Нужно получить хорошее образование, а с актерством — это как сложится. Потом к нему присоединилась мама, которая говорила, что я очень ранимая и просто не выживу в этой профессии. И мама была по-своему права, потому что даже в школе я очень расстраивалась, когда мне не удавалось получить роль. В итоге послушалась родителей и поступила в финансовую академию, а потом окончила ее с красным дипломом. После чего меня и еще нескольких ребят с курса отправили в бесплатную магистратуру. Отказаться от бесплатного образования я не смогла, но, уже будучи в магистратуре, начала активно сниматься в сериале «Ранетки». Спасибо большое всей их команде, потому что они учитывали мой график: с раннего утра я была у них, а вечером ехала в финансовую академию, и там уже до ночи.

— А сейчас вы еще получаете и профессиональное образование?

— Да, учусь в Театральном училище имени Щукина, и меня это радует, так как туда я пошла уже сознательно. И мне кажется, в этом есть здравый смысл. Молодые студенты, которым по 16—18 лет, до конца не осознают, что им нужно от этого образования, а когда ты приходишь и уже понимаешь, каких знаний тебе не хватает, чтобы работать в кадре или на площадке, это уже другая история. В этом плане училище — очень хорошая актерская школа, с потрясающими педагогами. Конечно, можно играть и на органике. Можно плакать навзрыд, а можно делать с пониманием, как нас учат. Я помню, сколько я наплакалась, снимаясь в «Городе соблазнов», — не было ни одного дня без слез. Потом еще месяца три после съемок у меня по любому поводу слезы на глаза наворачивались. Тогда я поняла, что после таких проектов нужно восстанавливаться. Потому что нервная система — она все-таки моя, а не Насти Гончаровой.

— Вы из Омска. Давно не были в родном городе?

— Года четыре уже не была, и это меня подчас очень расстраивает. Я вообще Россию не очень хорошо знаю, и мне очень хочется посмотреть. Особенно Камчатку, которая невероятной красоты. Возможно, я сейчас начну сотрудничать с одним телеканалом, который будет снимать документальные фильмы о России. Я буду ведущей этого проекта и думаю, так у меня получится увидеть страну, в которой мы живем.

— Светские издания пишут, что вы с вашим молодым человеком решили жить вместе.

— Уже да. (Улыбается.)

— Он — ваш однокурсник по академии?

— Не совсем. У него вообще западное образование — Александр закончил лондонскую школу экономики. А познакомились мы действительно через наших общих друзей по финансовой академии. Сейчас Саша занимается экономикой, что, наверное, не свойственно для большинства молодых людей здесь. И мне очень интересны те вещи, о которых он мне рассказывает.

— Вы ровесники?

— Он старше меня на целых три дня! (Смеется.) В прошлом году мы даже праздновали вместе наши дни рождения. Саша — спокойный, уравновешенный и пытается относиться к моим съемкам с пониманием.

— А вы стараетесь его не расстраивать наличием сцен поцелуев в кино.

— Да. На данный момент для меня это исключено. Это не значит, что Саша запрещает это делать, но просто однажды я попыталась поставить себя на его место и поняла, что мне было бы очень неприятно на такое смотреть. Да я и сама так считаю: сериалов много, зачем со всеми актерами целоваться? Тем более мои фильмы смотрит младший брат. И мне бы не хотелось, чтобы мое имя ассоциировалось с такими историями. Поэтому режиссеры часто идут мне на уступки, когда я их убеждаю, что любовь и взаимоотношения двух людей можно показать и по-другому.

— По Москве вы передвигаетесь на машине?

— Да. У меня «Ауди А4». Но если куда-то опаздываю, могу бросить машину и поехать на метро. Потому что за пятиминутное опоздание в театральное училище могут сделать тако-ое, что лучше добраться на метро.

— На одном из сайтов есть ваше обращение к поклонникам…

— Скажу сразу — я ничего нигде не писала. У меня есть официальная группа, которую создали мои поклонники в одной из социальных сетей. Я иногда захожу туда, смотрю, какие они нашли мои фотографии, сообщаю новости. Но обращений ни к кому не писала.

— И тем не менее фраза, которая там была, мне кажется, очень вам органична. Там было написано не громкое «я — актриса», а «я работаю актрисой». Мне кажется, вы действительно относитесь к своей профессии как к работе и благодаря этому у вас не появилось никакого налета звездности.

— Это действительно мое любимое дело, без которого я не могу жить. Я помню прошлое лето, когда закончились съемки в «Городе соблазнов», закончились съемки «Ранеток», я окончила финансовую академию и подумала: «А что же дальше?» И поняла, что меня в жизни ничто не радует: не хочется ни магазинов, ни тусовок, ни походов в кино. Я поняла, что мне очень не хватает работы, съемок, где я могу выложиться. А звездность, наверное, свойственна людям, которые из себя ничего не представляют. Я общалась с настоящими звездами, и они ведут себя как приличные люди. А когда у молодых актеров начинается самолюбование — это, мне кажется, нехорошо.
Добавить комментарий
Введите код с картинки